(no subject)

Роман "Сад камней" рассказывает историю стервозной режиссерши Марины, страдающей припадками бешенства. Когда на неё находит, разбегается всё живое, а кто убежать не может, готов согласиться с чем угодно, лишь бы закончился невыносимый кошмар. Марина убеждена в собственной гениальности, а близкие спешат подтвердить её высокую самооценку, лишь бы не началось. Читатель может сам оценить дарование героини: для этого посередке романа вставлен написанный Мариной сценарий -- типичная продукция студии им. Довженко рубежа 70-80-х годов.
После очередного припадка Марина садится в поезд, выпивает фляжку спиртного и выходит на разрушенном полустанке. Тропа приводит с полустанка на странный хутор, своеобразный лесной "солярис", где начинают материализоваться послания из ее прошлого. Марину происходящие странности удивляют не очень, она все время как будто под кайфом. Может быть из-за этого декорации кажутся условно намалеванными, а действие напоминает недорогой телевизионнный спектакль. На этом, пожалуй, пора закончить рецензию, чтобы не проговориться.

Еще о провидце Гурском

"Вполне бытовую картину наблюдал один из авторов в кабинете Владислава
Суркова во время закрытого брифинга. Пока хозяин встречи объяснял
журналистам тонкости политического будущего России, на зеленом сукне его
стола для совещаний, где при желании можно было бы сыграть
в мини-гольф, появился самый обыкновенный рыжий таракан. Он ловко
лавировал между блокнотами и стаканами с остро отточенными карандашами,
но тут был замечен девушками, не выносящими насекомых. Поднявшийся визг
стих лишь после того, как Сурков бесстрастно смахнул паразита со стола,
куда-то за плинтус кремлевского паркета, в политическое небытие
".

"Выскочив из-за стола, я обнаружил на ковре рядом с гостевым креслом маленький черный труп.
– Обнаглели совсем, – пожаловался Тима, вытирая указательный палец о красную бархатную обивку. – Тараканов на Руси развелось—ужас сколько. Даже до Кремля, смотрите, один добрался. И ведь не испугался меня, скот такой, напролом попер!
Я поднял мертвеца за лапку, внимательно его рассмотрел. Так и есть. Тараканий спорт понес невосполнимую утрату. Бедный Васютинский пал смертью храбрых. Каким-то образом фаворит сегодняшних гонок смог выбраться из жестянки, покинул запертый ящик стола, отправился в романтическое путешествие по кабинету—и каков финал? Нелепая смерть от пальца жирного Тимы.
Не то что я по-идиотски сентиментален и жизнь отдельно взятого таракана мне хоть сколько-нибудь дорога. Взбесило меня иное: бесстыдное покушение постороннего говнюка на мои властные полномочия".
Лев Гурский "Есть, господин президент!"


(no subject)

Фролов опубликовал три рассказа о пидарасах. Рассказы забавные. Но интересно вот что. Когда Фролов или Карасёв, или подобные им ниспровегатели Прилепина-Елизарова-Сенчина перестают насиловать родной язык, тогда и обнаруживается истинный масштаб их литературного дара. Если отшлифовать его регулярной работой, выйдет нестыдный уровень крепкого провинциального журналиста.

(no subject)

В детстве (я читал тогда Михаила Анчарова и Еремея Парнова) мне страшно нравился этот стих.

(no subject)

Подумал, что можно исправить Псоглавцев, дописав в конце пару фраз. Типа: С этой счастливой мыслью Кирилл окончательно умер. Над сожженой деревней всходило багровое солнце.

(no subject)

Топ-книговский сайт еще открывается, а Книжная витрина кажется всё. Даже ссылки на нее пропали из поисковиков. Все тыщи рецензий к черту. А вы думаете, сеть будет вечной.

Псоглавцы: горе от ума

Коротко говоря, Данилкин в этом случае совершенно прав, рецензия на редкость точная.
Маврин перемудрил. Понятно, что перед ним стояли две разные задачи, органично соединить которые он не смог. Во-первых, надо было заложить основу для сериала, который станет потом кормить автора, не требуя особого напряжения. И уже во-вторых сделать читабельный триллер. В результате в какой-то момент действительно сильный триллер сворачивается в дурацкий боевик с гонками на дрезине, а затем начинается чёрт знает что -- какая-то выморочная культурологическая фантастика. По-быстрому слив сюжет, автор прямым текстом излагает придуманную им концепцию серии. Я эти объяснения пролистнул, понятно, все очень умно, но простому читателю оно до лампочки.
Два урока можно извлечь из данного опыта. Во-первых, бойтесь фантастики. Пусть мистический триллер балансирует на ее грани, но нельзя скатываться к избиению оборотня совковой лопатой. Когда из мистического тумана вылазит боевая фантастика, разочарование неизбежно. В-вторых, всё решает финал. Мощный финал может вытянуть любую байду. Слабый и вымученный испортит всё впечатление. С финалами у наших авторов просто беда.