Прощайте, Гравицкий

Ладно, космонавты прилетели таки в неведомые ибеня, где их сразу арестовали фашисты со свастиками. Но особист наш убежал в лес и встретил доброго осьминога. Здесь я решил оставить сочинённую чарли-чаплиным хрень и взялся за старую книгу националиста Косенкова. Русский клан это вам не Четвёртый рейх, там всё по-взрослому, как у Латыниной. И стоит на Озоне в три раза дешевле.

(no subject)

Видел в чужой френдленте, как читатель фантастики сравнивает Нила Геймана с Дмитрием Казаковым. Рассуждает, чьи боги лучше. Серьёзно так, взвешенно.

(no subject)

"Сегодня Александр ощущал эту пустоту особенно остро. И мрак космоса, кажется, затекал через переборки внутрь корабля, блуждал незамеченным по коридорам, втекал внутрь Погребняка, заставляя ненавидеть тех, кто все это время болтались рядом.
Он снова поспешно облизнул губы. Может, при подборе команды все же была допущена ошибка, и ему здесь просто не место?"
Это космический особист так размышляет. Зачем он всё время губы облизывает? Неспроста.

(no subject)

"С мертвого грузовика капитан вернулся со стеклянными глазами. И хотя, надо отдать ему должное, распоряжения давал четко, по делу, а управление кораблем взял на себя, как ни в чем ни бывало, бодаться с ним в таком состоянии Александру не хотелось. Да и опасно это. Пояс астероидов — не лучшее место для выяснения отношений. Тут от капитана требуется сосредоточенность, а не нервозность. Не то, неровен час, еще одной мертвой грудой железа станет больше".

(no subject)

У инфантильной стилистики книжки "Четвёртый рейх" пока обнаруживаются два источника. Во-первых, это корявый производственный роман, написанный участником провинциального литкружка (делегатом форума в Липках и номинантом "Дебюта"). Во-вторых, это "Десанты" известных нам возрожденцев (будь на обложке их псевдоним, решил бы, что они наконец решили переплюнуть Жарковского). Но зная Косенкова как писателя умелого, могу предположить либо ведущую роль второго соавтора (осуществлявшего продвижение текста), либо нарочитую халтурность (для дураков пишем). Последнее предположение интересней. Осознав скрытую пародийность текста, относишься к нему как-то спокойнее. Можно листать, посмеиваясь над особо удачными перлами.

(no subject)

"Последняя башня Трои" оказалась таки тяжёлой графоманией необременённого обязанностями инженера. Лёгко и без малейших потерь сокращается до рассказа для "Химии и жизни". Достаточно пересказать сюжет, чтобы вышло подражание Абсолютной пустоте Лема.

Snatch

(no subject)

В бездарном фильме Рейдер (по сценарию Дяченок) наевший ряшку Бероев нагло изображает Фандорина. Не постеснялись даже японщины подпустить.